Home » Братское кладбище. Всехсвятское кладбище. Мемориал Примирения народов. » Протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Ефрем Кузнецов. Памяти Святых Новомучеников Российских, казненных большевиками в 1918 году на Братском кладбище близ Храма Всех Святых на Соколе.

Start here

Протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Ефрем Кузнецов. Памяти Святых Новомучеников Российских, казненных большевиками в 1918 году на Братском кладбище близ Храма Всех Святых на Соколе.

К 92-ЛЕТИЮ МУЧЕНИЧЕСКОГО ПОДВИГА ПРОТОИЕРЕЯ ИОАННА ВОСТОРГОВА И ЕПИСКОПА ЕФРЕМА КУЗНЕЦОВА.

5-го сентября 2010 года исполнится 92-летняя годовщина одной из трагической дат в истории России и Русской Православной Церкви. В этот день, по инициативе Якова Свердлова, Совет народных комиссаров (СНК) принимает декрет «О красном терроре», по которому в годы Гражданской войны были уничтожены (зверски замучены и казнены) тысячи Православных священнослужителей.

Именно в этот день — 5-го сентября 1918 года (23-го августа по старому стилю) — близ церкви Всех Святых во Всехсвятском были расстреляны протоиерей Иоанн Восторгов — настоятель Храма Василия Блаженного на Красной площади, Ефрем Кузнецов — епископ Селенгинский викарий Забайкальский. Вместе с ними были казнены бывшие министры Внутренних дел Николай Алексеевич Маклаков и Алексей Николаевич Хвостов, председатель Государственного Совета Иван Григорьевич Щегловитов, сенатор Степан Петрович Белецкий — бывший директор Департамента полиции.


Протоиерей Иоанн Восторгов.


Епископ Ефрем Кузнецов.

Массовые расстрелы жертв красного террора производились в 1918-1920 годах у кирпичной ограды Всероссийского военного Братского кладбища героев Первой Мировой войны, граница которого вплотную примыкала к Всехсвятскому приходскому кладбищу при Храме Всех Святых.

Это одно из самых больших мест захоронения жертв красного террора в Москве. Аналогичные казни происходили в Большой и Малой Всехсвятской рощах, в районе Ходынского поля и на Ваганьковском кладбище.

В уникальнейшей книге «НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССИЙСКИЕ«, изданной в 1949 году Русской Православной Церковью заграницей (автор: протопресвитер Михаил Польский), подробно описываются обстоятельства мученической кончины протоиерея Иоанна Восторгова и епископа Ефрема.

Когда до Москвы дошла весть об убиении первомученика митрополита Владимира, протоиерей Иоанн Восторгов произнёс на проходившем тогда Поместном Соборе трогательную речь, после которой к нему с благодарностью подошёл Святейший Патриарх Тихон.

Отец Иоанн тогда сказал: «Народ наш совершил грех, а грех требует искупления и покаяния, а для искупления прегрешений народа и для побуждения его к покаянию всегда требуется жертва, а в жертву всегда избираются лучшие, а не худшие. Вот где тайна мученичества старца митрополита. Чистый и честный, церковно настроенный, правдивый, смиренный митрополит Владимир мученическим подвигом сразу вырос в глазах верующих и смерть его такая, как и вся жизнь, без позы и фразы, не может пройти бесследно. Она будет искупляющим страданием и призывом и возбуждением к покаянию».

Протоиерей Иоанн Восторгов горячо призывал Православных немедленно объединяться в дружины пасомых для защиты Церкви Христовой через приходские собрания, религиозные союзы и тому подобные братства: «Вы, пасомые, должны составить около пастырей ту дружину, которая обязана в единства всецерковном бороться за веру и Церковь», — так говорил он мирянам. А пастырей он призывал готовиться к исповедническому подвигу священной борьбы: «Есть область — область веры и Церкви, где мы, пастыри, должны быть готовы на муки и страдания, должны гореть желанием исповедничества и мученичества…

20 мая по старому стилю (2 июня) 1918 года, отец Иоанн был арестован и заключён в Московскую Бутырскую тюрьму. Там, одною из самых тяжёлых обязанностей заключённых было закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела.

Однажды конвоиры объявили, что на завтрашнее утро — 23 августа 1918 года (по новому стилю это 5-е сентября) — предстоит «важный расстрел попов и министров».

Прибывших разместили вдоль могилы лицом к ней. По просьбе отца Иоанна Восторгова палачи разрешили всем осуждённым помолиться и попрощаться друг с другом. Все стали на колени и полилась горячая молитва смертников, после чего все подходили под благословение преосвященного епископа Ефрема Кузнецова и протоиерея Иоанна Восторгова. Затем все простились друг с другом.

Первым подошёл к могиле отец Иоанн, сказавший перед тем несколько слов остальным, приглашая всех с верою в милосердие Божие и скорое возрождение Родины, принести последнюю искупительную жертву.

«Я готов», — сказал отец Иоанн, обращаясь к конвою. Все стали на указанные им места. Палач подошёл к нему со спины вплотную, взял его левую руку, вывернул её за поясницу и, приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув отца Иоанна в могилу. Другие палачи приступили к остальным своим жертвам. Белецкий рванулся и быстро отбежал в сторону от кустов шагов на 20-30, но настигнутый двумя пулями, упал, и его приволокли к могиле, выстрелили ещё раз и сбросили.

Палачи, присыпая землёй свои жертвы, высказывали глубокое удивление отцу Иоанну Восторгову и Николаю Алексеевичу Маклакову, видимо поразивших их своим хладнокровием. Иван Григорьевич Щегловитов, по словам рассказчика, с трудом передвигался, но также ни в чём не проявил никакого страха.

На место убиения пришли потом пасомые отца Иоанна. Канава была полна кровью жертв. Положили сироты цветы и со слезами вспоминали этого воистину пастыря доброго.

В начале 1930-х годов были уничтожены почти все кресты и надгробия на территории Всероссийского военного Братского кладбища героев Первой Мировой войны.

Через пять десятилетий такая же участь постигла Всехсвятское приходское кладбище у Храма Всех Святых во Всехсвятском на Соколе. Под предлогом подготовки к летней «Олимпиаде-80» почти все могилы на территории Всехсвятского кладбища были уничтожены.

Подробности об уничтожении этих двух кладбищ описаны в Летописи Братского кладбища.

Историческая Память казалось была навсегда уничтожена воинствующими безбожниками и предана забвению.

Но нашлись православные люди, которые смогли установить Православный Крест в память протоиерея Иоанна Восторгова и Епископа Ефрема.

Именно они в декабре 1993 года помогли предводителю Народно-монархического движения Брюховецкому Олегу Яковлевичу получить благословение от Святейшего Патриарха Алексия II на воздвижение у Храма Всех Святых на Соколе Православного Креста в память протоиерея Иоанна Восторгова и епископа Ефрема, казненных в 1918 году в день объявления Красного террора.

В создании и установке этого Креста приняли самое активное участие чины военно-патриотических организаций «Добровольческий корпус» и «Московский корпус» под руководством Вадима Юрьевича фон Каульбарса и Петра Федоровича Космолинского, сотрудники издательства «Троицкая Православная книга», казаки Особого Сводного казачьего полка и Союза казачьих войск России и зарубежья.

Воздвижение и освящение Православного Креста протоиерею Иоанну Восторгову и епископу Ефрему Кузнецову состоялась 12 декабря 1993 года у Храма Всех Святых на Соколе.


Воздвижение Креста.

Чтобы установить Крест к этому сроку, чины «Добровольческого корпуса» и казаки несколько часов долбили ломами и лопатами промерзшую на тридцатиградусном морозе землю.

12 декабря 1993 г. Православный Крест Священномученикам отцу Иоанну Восторгову и епископу Ефрему Кузнецову был торжественно освящен клириком Храма Всех Святых протоиереем Анатолием Немченко.


Освящение Креста.


Протоиерей Анатолий Немченко.

После освящения Креста было зачитано Обращение к верующим, составленное организаторами установки Креста.

В нем были следующие слова:

«Протоиерей Иоанн Восторгов и епископ Ефрем были расстреляны чекистами за то, что в своих проповедях смело разоблачали антихристианскую сущность большевизма, предрекая его неизбежное самоуничтожение и гибель. Протоиерей Иоанн Восторгов одним из первых раскрыл всему миру, что война, которую большевики объявили Православной России, — есть война духовная; война против носителей Веры Христовой. Пусть каждый из нас, кто бы он ни был по политическим взглядам, навсегда запомнит этот день! Будем же и впредь доказывать любовь к России прежде всего делами, отдавая все для нее, включая самих себя! И да поможет нам Бог!»


Участники создания и воздвижения Креста — чины «Добровольческого корпуса» и «Московского корпуса», Особого сводного казачьего полка, Союза казачьих войск России и зарубежья.


Представители «Троицкой Православной книги», участвовавшие в церемонии освящения Креста.

С установки Креста протоиерею Иоанну Восторгову и епископу Ефрему Кузнецову началось реализация идеи создания Православного некрополя у Храма Всех Святых на Соколе, посвященного памяти 100 миллионов воинов и мирных жителей погибших в Первой Мировой и Гражданской войнах, участников Белого движения, жертв массовых репрессий и террора. Эту идею первым выдвинул еще в 1989 году участник штурма Рейхстага гвардии полковник Ерофей Левшов — прихожанин Храма Всех Святых.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

Церковь Всех Святых у западного выхода метро «Сокол» — единственная сохранившаяся постройка села Всехсвятское, что располагалось по дороге на Тверь. На этом месте в XIV-XV веках находился монастырь во имя Святых Отец Семи Вселенских Соборов, а при нём — село «Святые Отцы на речке Ходынке». Ныне существующая Всехсвятская церковь построена в 1733 году на средства царевны Дарьи Арчиловны.

В 1982 году старинный погост на территории храма был начисто уничтожен под предлогом распоряжения о ликвидации кладбищ в черте Москвы. Среди варварски уничтоженных надгробий были и древние XIX и XVIII веков.

В 1991-1995 годах на сохранившейся территории Всехсвятского приходского кладбища (на небольшом его участке) рядом со входом на территорию храма Всех Святых Патриашего Подворья группой Православных ветеранов ВОВ и чинами военно-патриотических организаций был создан мини-некрополь, на котором сосредоточены несколько десятков надгробий и мемориальных знаков.

Сей мини-некрополь получил название Мемориал «Примирения народов России, Германии, Японии, Австрии, Бельгии, Франции, Англии, С.Ш.А., Китая, Чехии, Словакии, Польши, Сербии, Венгрии, Италии, Финляндии, Турции, Греции, Болгарии и других стран, воевавших в Первой Мировой и Гражданской войнах«.

Создан этот Православный некрополь по благословению архиепископа Бронницкого Тихона Емельянова — викария Московской епархии и настоятеля Храма Всех Святых на Соколе в 1995-2000 годах. В самом центре Православного некрополя стоит Крест протоиерею Иоанну Восторгову и епископу Ефрему Кузнецову.


Архиепископ Бронницкий Тихон и чины «Добровольческого корпуса».

Состоит весь некрополь из 4-х Крестов и 2-х десятков символических надгробных плит. Его создание в 1995-99 годах стало возможным благодаря поддержке настоятеля Храма Всех Святых архиепископа Бронницкого Тихона.

За активную работу по возрождению Православных Святынь и Русской Православной Церкви владыка Тихон был отмечен церковными орденами, а 28-го декабря был повышен в должности и направлен возглавлять огромную Новосибирскую и Бердскую епархию, имеющую в своем составе десятки Православных Храмов и монастырей.

Некрополь на территории Всехсвятского приходского кладбища у Храма Всех Святых на Соколе:


Здесь можно увидеть сохранившееся надгробие царевича Александра Ивановича Багратиона — брата Петра Ивановича Багратиона, знаменитого русского полководца, героя Отечественной войны 1812 года генерала Петра Ивановича Багратиона — Ивана Александровича Багратиона (1730-1795 гг.), который был похоронен на территории храма.


Активисты Общественного Совета и прихожане Храма Всех Святых на Соколе реставрируют старинное надгробие.


Отреставрированный текст на камне гласит «Под сим камнем положено тело грузинского царевича Александра сына князя Ивана Александровича Багратиона родившегося 1730 года ноября в I-й день прожившего 65 лет скончавшегося в 1795 году. Сей памятник воздвигнул любезнейший сын его князь Петр Иванович Багратион«.

Сохранившиеся старинные надгробия на территории мини-некрополя у Храма Всех Святых:


Старинное надгробие младенцу Михаилу.

Лето — старинные надгробия и памятники у Храма Всех Святых:


Реставрация старинных надгробий и памятников у Храма Всех Святых на Соколе.


Старинные памятники и надгробия после реставрации, проведенной силами активистов Общественного Совета и прихожан Храма Всех Святых.

Два мемориальных знака жертвам 2-х Мировых войн:


Первый Мемориальный знак с надписью: «Воинам и мирным жителям, павшим в битвах народов в 1-й и 2-й Мировых войнах. Сей Крест создан во имя примирения народов России, Германии, Японии, Австрии, Бельгии, Франции, Англии, С.Ш.А., Китая, Чехии, Словакии, Польши, Сербии, Венгрии, Италии, Финляндии, Турции, Греции, Болгарии и других стран. Установлен Общественным Советом и общиной храма «Всех Святых» по благословению Патриарха Алексия II«.


Второй Мемориальный знак с надписью: «Воинам и мирным жителям, павшим в битвах народов в 1-й и 2-й Мировых войнах. Сей Мемориал создан во имя примирения народов России, Германии, Австрии, Бельгии, Франции, Англии, С.Ш.А., Польши, Венгрии, Японии, Чехии, Сербии и других стран, воевавших в 1914-18 и 1939-45 г.г.»

Первым с идеей создания некрополя «Примирения народов», выступил в 1989-1990 годах ветеран ВОВ, участник штурма Рейхстага, гвардии полковник Ерофей Левшов, впоследствии трагически погибший в 07 января 1992 года. Именно он стал главным инициатором и духовным вдохновителем идеи создания этого мемориала у Храма Всех Святых Патриаршего Подворья во Всехсвятском.


На фото участник штурма Рейхстага гвардии полковник Ерофей Михайлович Левшов, трагически погибший 7-го января 1992 г. Благодаря ему в 1989 году удалось установить когда и где были расстреляны протоиерей Иоанн Восторгов и епископ Ефрем. Тогда же ветеран ВОВ Левшов Е.М. первым выдвинул идею создания некрополя «Примирения народов».

По одной из версий, гвардии полковник Ерофей Левшов был застрелен 07.01.92 выстрелом в затылок у себя на квартире неизвестными убийцами. Официальная версия – «самоубийство». Но как можно покончить с собой выстрелом в затылок!? Поэтому, его друзья и соратники, хорошо знавшие отставного полковника, который в 1953 году принимал участие в свержении Берия и не побоялся в самом начале «хрущевской оттепели» написать докторскую диссертацию о красном терроре и сталинских концлагерях, были уверены: Левшова убили. К тому же из квартиры после смерти Левшова непонятно куда пропал его личный архив, который он собирал, работая в спецхранах НКВД, МГБ и ЦК ВКП(б), куда он сумел получить доступ по протекции маршала Георгия Жукова, с которым он был лично знаком. В личном архиеве Левшова, в частности, были секретные указания, циркуляры и директивы Ленина, Свердлова, Дзержинского, Сталина, Молотова, Кагановича, Ягоды, Ежова, Берии и другие уникальнейшие документы. В общем, во всей этой истории много темного и неясного…

Почти все Православные Кресты и символические надгробные плиты мемориала «Примирения народов» были установлены его соратниками после трагической гибели ветерана ВОВ Ерофея Левшова. Среди был гвардии подполковник Юрий Алексеевич Ульянин — тоже ветеран ВОВ и участник обороны Москвы.


Юрий Ульянин (крайний слева) — гвардии подполковник в отставке, участник ВОВ и обороны Москвы, член Союза журналистов России, автор ряда книг, научных статей и очерков по истории создания Русской авиации, внучатый племянник и биограф знаменитого Русского авиатора Сергея Алексеевича Ульянина. Скончался в 2010 г.


Ветеран ВОВ Игорь Парунин — один из участников создания и установки Православных Крестов и плит у Храма Всех Святых. Скончался в 2004 году.

На фото группа Православных ветеранов ВОВ возле, участвовавшие в создании крестов и надгробных плит мемориала «Примирения народов», воздвигнутого у Храма Всех Святых на Соколе:

Первый Православный Крест, воздвигнутый у Храма «Всех Святых» 19 января 1991 г. по инициативе и при личном участии ветерана ВОВ, гвардии полковника Ерофея Левшова, погибшего через год после воздвижения сего Креста:


Символическая надгробная плита с надписью: «Сей Крест освящен в день Крещения Господня 19.01.1991 г. Воздвигнут по инициативе демократа-патриота гвардии полковника Левшова Ерофея Михайловича, ветерана войны 1941-45 гг., погибшего в день Рождества Христова 7 января 1992 г. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ И СЛАВА!»

Мемориальный крест с надписью «Памяти мучеников. Протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Ефрем. Расстреляны 23 августа 1918 года», воздвигнутый в 1993 году у храма Всех Святых:


В основании Креста две памятные плиты, одна из которых посвящена «Георгиевским кавалерам», а другая «Российским воинам Ветеранам войн Крымская война 1853-1856 гг. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Русско-японская война 1904-1905 гг. Скончавшимся от ран и увечий в Елизаветинском приюте».


Мемориальный знак: «Солдатам, офицерам, генералам России, Сербии, Бельгии, Франции, Англии и США, павшим в войне 1914-1919 годов».


На плите высечены фамилии генералов, погребенных в 1915-1916 годах на Братском кладбище. Это Мандрыко, Токарев, Плеве, Ремезов и Мамонтов. Вместе с ними на плите увековечен адмирал Колчак Александр Федоровичвоенспец на Красном флоте, дядя А.В. Колчака, Верховного Правителя России. Адмирал А.Ф. Колчак скончался в 1929 г. и по одной из версий был погребен на Братском кладбище. Надгробия над их могилами были уничтожены в начале 1930-х годов, когда начали сносить Кресты и надгробные памятники. Подробности в материале «Генералы Мандрыко и Токарев, погребенные на Братском кладбище, плита Генералам Императорской Армии и Белого движения у Храма Всех Святых«.

На этой же символической надгробной плите размещены фамилии Вождей Белого движения и Казачьих атаманов, большая часть из которых были генералами в годы Первой Мировой войны, а другие стали генералам во время Гражданской войны. Это Алексеев, Деникин, Врангель, Дроздовский, Юденич, Корнилов, Марков, Дутов, Каппель, Каледин. Многие участники Белого движения в то время вообще не имели могил, даже символических. Это, например, Корнилов, Марков, Каледин, Дроздовский, Дутов. Кресты и надгробия над их захоронениями не сохранились либо были уничтожены. Поэтому данные об их точном месторасположении оказались утеряны. Прах некоторых из них был уничтожен после вскрытия их могил, как это произошло с захоронением генерала Корнилова.


Надгробная плита на территории Братского кладбища героев Первой мировой войны, на которой среди фамилий государственных и военных деятелей царского и советского периодов, увековечен царский адмирал и красный военспец в РККФ Александр Федорович Колчак (дядя А.В. Колчака):


Текст на плите: «Степан Белецкий, директор полиции, казнен 1918, Алексей Щастный, кап. 1-го ранга, герой «Ледового похода» Балтфлота, казнен 1918, Валентин Трифонов, советский деятель, казнен 1938, Кард Витман, Гуго Вейнтель, сконч. 1919, Александр Федорович Колчак, адмирал, герой Русско-японской войны, красный военспец, сконч. 1929″.

Место на Братском кладбище, где установлено надгробие адмиралу и красному военспецу А.Ф. Колчаку:


Плита «Казакам, павшим за Веру, Царя и Отечество в Первой мировой войне, конфликтах и войнах ХХ-го века».


Мемориальный знак: «Воинам Российской армии и войск МВД, павшим в Чечне за неделимую Россию. Вечная память и слава. 1994-1995 гг.»

Особо надо сказать о мемориальных памятных плитах и Крестах, поставленных в 1988-1994 гг. на территории бывшего Братского кладбища и также перенесённых в 1998 г. на этот мини-некрополь.


Мемориальный крест «Юнкера. Мы погибли за нашу и Вашу свободу».


Мемориальный знак: «Учащиеся военных, юнкерских и кадетских училищ, студенты и гимназисты, погибшие в Москве 26.10-3.11 1917 г. Погребены 31.11 (по ст. ст.) на Братском кладбище».


Мемориальный воинский Крест.


Текст на кресте «Казаки, юнкера, солдаты, офицеры, генералы, ополченцы-добровольцы, павшие в войне 1914-1919 гг. Вечная слава! Героям Брусиловцам и Георгиевским кавалерам».


Мемориальный знак с надписью: «Закладной камень Храма-часовни Преображения Господня в память защитников России, павших во всех войнах за Отечество. Установлен приходом храма Всех Святых по инициативе епископа Бронницкого Тихона с Благословения Патриарха Московского и всея Руси Алексия II» — перенесен к мини-некрополю у Храма Всех Святых с Братского кладбища в 1998 г.

Мемориальный знак с надписью: «Московское Братское кладбище — Всероссийский памятник войны 1914 года» — перенесен к Храму Всех Святых в 1998 году:


Мемориальный знак: «Лучший памятник полководцу — память о его солдатах. А.А. Брусилов. Российским воинам, павшим на фронтах Великой войны, погибшим в плену и тылу ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ» — перенесен к Храму Всех Святых в 1998 г.

Мемориальный знак с надписью: «Лопухин М. Белявский В. и всем офицерам Союза защиты Родины и свободы, казненным в 1918 г. на Братском кладбище. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПАТРИОТАМ РОССИИ» — перенесен к Храму Всех Святых в 1998 году:


Мемориальный знак с надписью: «Подпоручик Теремецкий В.А. 1886-1916. Погиб в Галиции, погребен на Братском некрополе. Воинам, павшим в 1914-18, 1939-45 гг. посвящается. Плита создана участником ВОВ подполковником Теремецким Е.В., храмом «Всех Святых», управой района «Сокол» и скульптором Н. Павловым» — перенесен к Храму Всех Святых в 1998 г.


Мемориальный знак: «Российским авиаторам, погибшим в 1914-1918, Сестрам милосердия — героическим дочерям России 1914-1918» — перенесен к Храму Всех Святых в 1998 г.


Мемориальный знак с надписью: «Сотник Прянишников В.И., ст. унтер-офицер Панков Ф.И., ефрейтор Анохин А.И., рядовой Гутенко Е.И., рядовой Салов Я.Д., сестра милосердия Шишмарева О.И. Генералам, офицерам, юнкерам, солдатам» — перенесен к Храму Всех Святых в 1998 г.


Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *